Версия для слабовидящих
СШОР Олимпиец (342)294-60-73, 296-37-13, 296-27-57 Написать нам: olimpiec.perm@bk.ru

Новости

Новости

08/02/2018 Делом и словом: в Минске честь «Олимпийца» отстаивали не только на площадке, но и в прессе

Во II-ом этапе Европейской юношеской баскетбольной лиги схлестнулись соперники из шести европейских стран. В перерывах между напряженными матчами директор «Олимпийца» Валерий Николаевич Дайнеко рассказал о нашей команде, школе и своей жизни в Перми белорусской газете «Прессбол».

 

Автор: Александр Добриян

Источник: сайт газеты «Прессбол»

Александр ДОБРИЯН
Читать полностью: https://www.pressball.by/articles/basketball/interview/100793

 

Валерий Дайнеко. Тренерство - моя отдушина

Тренерство — моя отдушина
Читать полностью: https://www.pressball.by/articles/basketball/interview/100793 

 

Для меня Валерий ДАЙНЕКО навсегда останется символом суверенного белорусского баскетбола начала 90-х годов. Именно этот 208-сантиметровый   удивительно прыгучий форвард с золотой бросковой рукой трижды признавался сильнейшим в стране, в национальной сборной был и капитаном, и главным снайпером.
 

Кстати, его рекорд результативности — сорок очков, набранных в матче против поляков, — не побит до сих пор. Безусловно, решение Дайнеко в 1996 году принять российское гражданство, дабы реализовать мечту — сыграть на Олимпийских играх, многими в Беларуси тогда было воспринято в штыки. Как же, перебежчик. Критические стрелы, летевшие в спину с родины, больно ранили. И, возможно, раззадорили настолько, что ему удалось выстроить самую успешную игровую карьеру среди всех белорусских баскетболистов разных поколений. Выступая за топовые в те годы российские клубы (московские ЦСКА и “Динамо”, пермский “Урал-Грейт”), Дайнеко пять раз завоевывал золотые медали, трижды признавался лучшим игроком чемпионата России, пребывал в престижной когорте лучших снайперов Евролиги. То есть определение “звезда 90-х” применимо к нему без всякой натяжки. И у нас есть полное право гордиться этим, ведь Валерий — воспитанник светлогорской баскетбольной школы.
Нынче он сам возглавляет школу олимпийского резерва “Олимпиец” в Перми. Директорствует уже восьмой год. А еще приобщился к тренерской деятельности. Именно в качестве тренера команды мальчиков “Олимпиец” провел три дня в Минске, где проходил тур Европейской юношеской баскетбольной лиги. И с удовольствием пообщался с корреспондентом “ПБ”.

 

Фото: Наталья Добриян
 

— Помнится, тренером ты становиться не собирался. Говорил, что “жариться на раскаленной сковородке” — не твое.
— Это относилось ко взрослым профессиональным командам. Возиться же с детьми — совсем иное. Мне нравится.

— С чего все началось?
— Тренер из нашей школы попросил помочь — попробовал, увлекло. Это уже второй возраст, с которым работаю. Первым был 1998 год рождения, сейчас — 2004-й. Недавно сыграли в Москве первый полуфинал первенства России, а уже через неделю приехали в Минск на тур ЕЮБЛ. Игры такого уровня крайне важны для ребят, они в них научатся больше, чем за месяц тренировок. Если говорить о результате, то он у нас получился не очень убедительным. Но это объяснимо. У команды небольшой спад. Провели интенсивные сборы, выиграли турнир, прошли с очками во второй этап полуфинала. Ребята попали в небольшую психологическую яму — так бывает у любого спортсмена. Но лучше в яме оказаться сейчас, зато выйти на высокий уровень готовности в марте — ко второму этапу.

— И все-таки кем ты себя больше считаешь — директором или тренером?
— Безусловно, директором. Тренерство — это моя отдушина. В команде есть неплохие ребята, и когда вижу, что они правильно делают то, что им подсказал, над чем мы трудились на тренировках, получаю огромное удовольствие.

— В тринадцать лет что важнее — физические данные или хорошее игровое мышление?
— Если сравнивать с другими командами, то по фактуре пермские мальчишки выглядят самыми субтильными, худенькими. Взять минчан — высокие, мощные. Сразу видно, что белорусы — кровь с молоком. Мы же работаем на перспективу. В этом возрасте главное, чтобы парень как губка впитывал информацию, которую ему дает тренер. Если он это делает добросовестно, то рано или поздно выстрелит.

— Ты во сколько выстрелил?
— Я очень поздно начал заниматься — десятилетним. Через четыре года попал в РУОР. Можно сказать, меня заметили в тринадцать. Да и то только потому, что был высоким мальчиком. Первый год в интернате — ни о чем. Чувствовал, что вишу на волоске: выгонят — не выгонят. Человека три-четыре выглядели намного сильнее меня, а всегда неприятно, когда видишь, что слабее других. Спасибо покойному Михаилу Алексеевичу Тайцу — успокоил. Сказал: “Ты в списке, все нормально, не переживай”. Девятый класс, наверное, стал переломным, потому как меня стали приглашать в сборную Советского Союза. Получается, более или менее созрел для баскетбола в шестнадцать лет.

— Когда одолевали сомнения, не было мыслей все бросить?
— Как говорится, план “Б” присутствовал. Отец у меня человек категоричный: черное или белое, да или нет — полумер, компромиссов не признавал. Мне сразу сказал: “Если после восьмого класса возвращаешься из Минска домой, то с баскетболом завязываешь”. И перспектива была очевидной: Буда-Кошелево, сельскохозяйственный техникум, механизатор широкого профиля. То есть мог бы работать шофером, трактористом, крановщиком — кем угодно. Вот что мне светило. Ха, сколько профессий мог бы иметь, а сейчас владею только одной.

— Неужели жалеешь?
— Нет, конечно. Я доволен, как жизнь сложилась. Не огорчает даже то, что не достиг всего, чего мог: не пробился в НБА, из-за тяжелой травмы не заиграл как следует в Греции. Занимаюсь любимым делом — меня абсолютно все устраивает.

— Насколько эффективно работает “Олимпиец”?
— У нас есть призеры первенств России в своих возрастных категориях, а девочки вообще становились чемпионками страны. Если говорить о подготовке для профессионального клуба, то могу сказать, что в “Парме” все, кроме одного российского баскетболиста, Макса Дубовского, — воспитанники “Олимпийца”. Парочку ребят 1998 года рождения они упустили. Сказали, что не подходят команде. Те и уехали в Суперлигу 1 — там являются основными игроками. Сейчас же “Парма” и рада бы их вернуть, только те подписали контракты с агентами — надо платить приличные деньги. Говорю им: “Эх, вы, ребята, не видите то, что у вас под носом”. Если брать иностранца или даже российского баскетболиста из другого региона, то клуб обязан предоставить ему квартиру. А эти ребята местные — уже экономия бюджета. И им хорошо: мама, папа, семья — все рядом.

— 20 января в Москве ты участвовал в матче ветеранов, посвященном 90-летию Александра Гомельского. Впечатления?
— Великолепные! Все было прекрасно организовано. ЦСКА оплатил билеты, проживание. Могли приехать с женой или девушкой — приглашение на две персоны. Встречали каждого индивидуально. Не было такого, чтобы после прилета приходилось ждать два часа, пока приземлится еще кто-то, и только потом везли из аэропорта в город. С огромным удовольствием пообщался с бывшими одноклубниками по ЦСКА: Женей Кисуриным, Серегой Базаревичем, Захаром Пашутиным, Игорем Курашовым, Никитой Моргуновым, Игорем Куделиным, Андрюхой Фетисовым, Лешей Саврасенко. К сожалению, не все смогли приехать. На играх своих команд были заняты Вася Карасев и Гундарс Ветра, из литовцев почему-то появился только Рамунас Шишкаускас. Приятно было увидеть и легионеров, против которых когда-то сражались: Ригодо, Бодирогу, Табака, Папалукаса, Алвертиса, Туркана, Смодиша, тренеров Даниловича, Ивковича. Очень душевное вышло общение.

Полное интервью читайте на сайте газеты «Прессбол»

 

 

 


Назад   Наверх